<< Главная страница

Рышард Савва. Дальний полет






День был прекрасный, весенний, весь пронизанный солнцем. Как обычно, Центральное управление космических исследований заполнялось людьми. Иенсен и Холлитс работали у профессора Килси. После того, как он разработал свой знаменитый метод поисков контактов с другими цивилизациями, от желающих работать над этой темой просто отбоя не стало. Но профессор привык к своим старым сотрудникам и менять штат не собирался.
В этот день оба ассистента с утра явились к профессору.
- Господин профессор, мы с Холлитсом напали на одну идею. Хотим предложить... - несмело начал Иенсен.
- Говори, Бобби, я слушаю! - Профессор всегда относился к ним по-отечески.
- Мы согласны, господин профессор, что ваш метод оптимальный. Но, находясь на краю Галактики, мы имеем очень мало шансов на быстрое установление контакта. А сигналы, которые мы посылаем, мне кажется, подвержены большим искажениям.
Профессор усмехнулся.
- Ну да, мой дорогой, но мы тут ничего не можем изменить.
- Вот именно! - оживился Иенсен. - Мы с Холлитсом пришли к выводу, что, после того как мы целых полгода посылаем постоянные сигналы, можно попробовать что-либо другое.
Добродушное лицо Килси выразило заинтересованность.
- Мы предлагаем посылать сигналы, меняющиеся каждые две минуты, на основе троичной логики, предложенной Вейманом для стохастически меняющихся сигналов. Мы разработали систему со специальным спектром. Она обладает повышенной помехозащищенностью по отношению к космическим флуктуациям. Беремся подготовить программу для передающей станции в течение трех дней. Необходимо только ваше разрешение на эксперимент.
Килси задумался.
- Собственно говоря, - произнес он медленно, - в данном случае я не имею никаких возражений против этого предложения. Готовьте ленту. Только одно: я хотел бы, чтобы наши прежние сигналы тоже передавались в течение нескольких часов ежедневно.
Иенсен и Холлитс сорвались с кресел.
- Хорошо, профессор, через три дня мы приступим к передаче новых сигналов.


Ясное ночное небо стало сереть, красный рассвет уже ослабил блеск миллиардов звезд на небе. Рубиновый край первого солнца вынырнул из-за горизонта.
"Тут, в центре Галактики, ночь не бывает такой прекрасной и темной, как на ее окраинах", - думал Альф, глядя на восходящее солнце его родной планеты. Он снова посмотрел на изображение молодого девичьего лица, венчающее обелиск из серого мрамора. Статуя Бритт стояла на мемориальной площади в группе памятников планетарным и галактическим пилотам.
Уже не раз заставал его рассвет перед статуей, и, хотя с момента катастрофы минул год, он не смог полностью вернуться к обычной жизни. Альф поправил букет живых золотистых цветов у подножия статуи и тяжелыми шагами двинулся к выходу.


Холлитс поздоровался с Иенсеном и сел за пульт.
- Начнем, Боб? Запустим новую музыку для наших дальних собратьев по профессии.
Пришел Килси. Иенсен коротко объяснил:
- В области стохастически меняющихся сигналов мы дали эхо радиозвезд центра и середины другой, ближайшей к нашей Солнечной системе спирали Галактики. Связали их логикой Веймана с адресом нашей Земли. К эксперименту готовы.
Килси просмотрел программу на экране считывающего устройства и вернул ее Иенсену.
- Ну что ж, мальчики, мне нравится ваша новая ода Луне. Отправляйте, может быть, наконец, к кому-нибудь, попадем.
Холлитс заложил программу в считывающий аппарат и включил передатчик.


Альф сел в терралет. Загорелась лампочка цереброфона. Он включил информационный усилитель и сосредоточился на приеме. Несмотря на то, что представители цивилизации, к которой он принадлежал, могли легко договориться с помощью чтения мыслей, важнейшие известия передавались через информационные усилители. Он быстро воспринимал мысли, передаваемые руководителем Адмиралтейства:
"Краткое сообщение пилотам дальнего действия. Наша информация цивилизациям другой спирали отклонилась от заданной траектории и начинает отдаляться от края Галактики. Через пять дней намечено совершить дальний полет для перехвата. Высший совет Адмиралтейства просит вас вносить предложения".
Альф давно уже ожидал какого-нибудь серьезного задания. Он, не задумываясь ни на минуту, нажал сигнал предложений и передал мысль: "Вношу свою кандидатуру без дополнительных условий".
Руководитель Адмиралтейства был его другом еще с тех времен, когда Альф учился в школе пилотажа. После одной из экспедиций, окончившейся трагически, он случайно остался жив, но здоровье его расшаталось, и ему пришлось отказаться от диплома пилота. Он ответил Альфу:
"Приходи ко мне завтра утром, добровольцы получат полную информацию о полете. Потом мы выберем кандидата".
Альф с нетерпением ожидал следующего дня.


Четыре дня спустя после подачи первых сигналов по методу Иенсена - Холлитса в обсерваторию в Винне-Джек пришло сообщение из Главной обсерватории в Нортоне. Килси громко читал:
- В Нортоне поймали радиоизлучающий объект. Он чрезвычайно далек и очень мал. Это, пожалуй, не радиозвезда, потому что даже нейтронные уловители не могут установить параметров движения. Установлено лишь, что он случайно находится на линии нашего передатчика. Если это ответ на наши сигналы, то вы, мальчики, пожалуй, будете крестными отцами этого малютки.
- Профессор, это просто немыслимо, не издевайтесь над нами, пожалуйста. После четырех дней передачи? Когда полгода ничего не дали? - Иенсен был уверен, что профессор шутит.
- Действительно, малоправдоподобно, - согласился Килси.


В зале информации Адмиралтейства собралось несколько пилотов дальнего действия, члены высшего совета и руководитель Адмиралтейства. Поздоровавшись со всеми, руководитель выступил.
- Все мы знаем, что с того времени, когда нам удалось реализовать переход через световой барьер в информационное пространство, мы можем устанавливать связь с цивилизациями, расположенными далеко от центра Галактики. Движение в информационном пространстве осуществляется со скоростями, многократно превышающими скорость света в обычном трехмерном пространстве. Уже давно мы находимся в контакте с центрами других цивилизаций, и галактическое объединение насчитывает около шести тысяч членов. Менее развитые цивилизации могут быть приняты в наше сообщество, вероятно, через несколько тысяч лет. В последнее время обмен корреспонденцией мы проводим, как вы, наверное, знаете, при помощи улучшенных автоматических информаторов-лайнеров, которые при сближении с адресатом автоматически самовозбуждаются, и вся заключенная в них информация в виде информационного поля принимается получателем. Тут я должен вспомнить, и через минуту вы поймете почему, о началах наших контактов и возникновении параграфа два галактического кодекса.
Так вот, один из наших пилотов самостоятельно установил контакт с цивилизацией А-три. Это класс цивилизации технической, на этапе войн и завоеваний. Очевидно, была попытка использовать палубный информационный передатчик лайнера для установления взаимопонимания внутри этой цивилизации. Пилот погиб. Мы применили информационную блокаду и стерли в их памяти сведения о нашем существовании. Именно тогда и был введен в действие параграф два, который абсолютно запрещает установление контакта с техническими цивилизациями классов ниже и равных А-три.
Неделю тому назад был выслан автоматический информационный лайнер в середину другой галактической спирали. Это свежий контакт, и мы выслали им вступительные сведения о нашей культуре и цивилизации с инструкцией о способе передачи нам ответных сведений. Между тем, по неизвестным вначале причинам, информатор внезапно изменил направление полета и начал двигаться в сторону края Галактики. Лишь сеть спутниковых радиоперехватывающих станций, при помощи пенетраторов, обнаружила, что информатор получил какие-то радиосигналы в нашем интерпланетарном коде с адресом получателя и направился к этому адресату. На основе анализа спектра и характера информационных полей пенетраторы определили, что эта цивилизация помещается недалеко от края Галактики, она молодая, класса А-три, и случайные радиосигналы, высланные ею, изменили направление информатора. Информатор при подходе к этой цивилизации самовозбудится и выдаст весь пакет информации, превращая его в очень сильное поле, которое тотчас передаст им все данные о нас.
Однако мы не имеем права допустить это. Информатор содержит слишком важные сведения, они не предназначены для А-три с их враждебными группировками и развитым военным аппаратом. Информатор не должен передавать им свой информационный заряд.
Но в то же время мы хотим избежать информационной блокады, ибо это уже будет актом прямого вмешательства. Нашей задачей является отбуксировка информатора от А-три и переключение его на нужный адрес. Осталось мало времени. На всякий случай, если бы информатор начал действовать раньше, преследующий лайнер будет располагать грузом энтропийных бомб для уничтожения содержимого в информаторе.
Должен подчеркнуть, что миссия содержит около десяти процентов риска и, таким образом, очень опасна. Расстояние огромно. Мы будем в состоянии принимать только информацию, но команд для внешнего управления преследованием передавать уже не сможем.
А теперь прошу пилотов высказываться. Женатых и отцов семейств просим отказаться от полета.
Руководитель закончил и сел около Альфа. Дискуссия продолжалась около часа, но иного, лучшего варианта не удалось найти. Альф вторично предложил свою кандидатуру. Еще три молодых пилота, недавно окончивших Академию, тоже заявили о своем желании совершить этот дальний полет. Остальные пилоты все имели семьи. Руководитель и члены Высшего совета на несколько минут удалились из зала. По возвращении руководитель объявил решение:
- Принимаем кандидатуру Альфа. Если будут протесты, рассмотрим их сразу же.
Тогда Альф встал.
- Друзья, верьте мне, я должен получить это задание. Очень прошу вас, не заявляйте протестов.
Молодые пилоты всматривались в Альфа, которого знали еще в Академии как преподавателя пилотажа, а также по учебникам. В начале главы о информационном пространстве был ведь его портрет как первого, кто вернулся оттуда. Именно тогда были устранены трудности возвращений и полеты в информационном пространстве стали нормальной практикой.
Альф сел и ждал. Все знали о катастрофе с Бритт и понимали, что Альф, чтобы вернуть психическое равновесие, должен заняться какой-нибудь трудной и опасной работой.
Протестов не было.


На следующий день после сообщения об объекте Х Килси сам позвонил в обсерваторию в Нортон.
- Послушаем, мальчики, что у них нового? Все же их аппаратура немного современней нашей.
Он долго держал трубку около уха, несколько раз переспрашивал:
- Сколько, говорите? Сколько? Сотни раз?
Наконец положил трубку и помолчал. Тишину прервал Холлитс:
- Что случилось?
Килси медленно ответил:
- Мы должны это проверить. Те, из Нортона, твердят, что Икс приближается со скоростью, в сто раз превышающей скорость света. Это ведь невозможно. Он упорно подает одинаковые сигналы. Импульсы постоянной частоты. Неужели это...
- Звездолет! - окончил Иенсен.
- Да, звездолет, - повторил Килси. Он подал Иенсену утреннюю телефонограмму с координатами. Холлитс включил анализатор.
- Вот он, в сетке радиолокационного прицела.
- Ну, а теперь измерьте скорость, - распорядился Килси.
Холлитс включал гравитационный дальномер и начал измерять. Световое пятнышко выскочило за шкалу.
- Да, господа, - сказал профессор. - Из отклонения светового пятна за логарифмическую шкалу видно, что скорость Икса есть порядка ста с.
Иенсен не мог опомниться от удивления.
- Как это может быть? Каким образом мы получаем нормальные радиосигналы?
- Не знаю, мальчики, не знаю как, - ответил Килси, - и не знаю, каким способом нам посылают сигналы. Но тут ошибки нет. В Нортоне тоже вначале думали, что у них испортился блок измерений скорости. Только прошу вас, не разглашайте этого факта, потому что нас высмеют. Наши коллеги из Нортона тоже пока будут молчать. Подождем, когда Икс приблизится.


Альф вошел в кабину лайнера дальнего действия. Закрыл люк и доложил о готовности к старту. Получил приказ: "Включай разбег! - И потом уже теплее: - До встречи, Альф". С экрана исчезло лицо руководителя, и показалась схема стартовой дорожки. После включения разбега стартовые станции в планетарной системе автоматически управляют ускорением вплоть до границ системы, придавая лайнеру огромную скорость, позволяющую ему перейти в информационное пространство.
Альф повернул выключатель "старт" и погрузился в кресло. Антигравитационные ускорители начнут действовать через несколько минут. Через час лайнер перейдет барьер и вынырнет из информационного пространства непосредственно около информатора.
"Бритт", - подумал Альф, но лайнер уже начал набирать скорость и включился усыпляющий автомат. Экран с голубым двигающимся огоньком на схеме стартовой дорожки расплылся перед его глазами.


Кто-то в Нортоне, однако, проболтался, потому что назавтра утром газеты напечатали короткое сообщение о неправдоподобном астрономическом факте. Это было изображено как новая фальшивая тревога наших уважаемых астрономов.
Когда Холлитс около полудня измерил скорость Икса, оказалось, что она значительно уменьшилась.
- Чувствую, что это какая-то чепуха. Мы попадаем впросак, вероятно, из-за неизвестных обсервационных искажений, - обратился он к профессору, который теперь постоянно находился в лаборатории.
Килси, однако, был другого мнения.
- А мне кажется, что нет. Я не теряю надежды, что после тридцати лет, с момента, когда Земля начала высылать сигналы, к нам прибудут гости.
- Сумеем ли мы их принять? - спросил Иенсен.
- Ну, если они приняли наши сигналы, то, наверное, нас поймут.
- Я думаю не об этом, профессор. Где они приземлятся? У нас или у тех?
- Ах, да... Действительно, я об этом не подумал.
- Предполагаю, что они не будут настолько наивны, чтобы не сориентироваться в наших отношениях на Земле, - заметил Холлитс.
Взглянув на экран, профессор прервал дискуссию:
- Смотрите, Икс определенно тормозит. Двигаясь в таком режиме, он окажется в Солнечной системе в течение двух дней.


Автомат разбудил Альфа в заданное время. На экране виднелся информатор, на малой скорости приближающийся к системе с центральным светилом и девятью планетами. Альф уменьшил скорость до световой и направил полет на траекторию встречи с информатором. Пункт встречи наметился недалеко от середины системы. Альф направил палубный инфорлокатор на третью планету. Не было сомнений, это была именно цивилизация класса А-3. "Увы, запрещение контакта обязывает", - подумал он. Вдруг неожиданно включилась защита лайнера. Вспыхнули световые сигналы сильного информационного поля. Через несколько секунд сигнал тревоги выключился. Центральный анализатор доложил, что информатор имеет протечку и в любой момент может начать разгружаться.
Альф начал анализировать положение. Нельзя было терять ни секунды времени. Невозможно приблизиться к информатору и отбуксировать его из этой системы. Информационное поле из-за протечки слишком сильно и может нарушить центральное управление лайнера. У Альфа оставалась единственная возможность. Он включил двигатель подготовки к выпуску энтропийной бомбы и начал прицеливаться.


Холлитс, бледный, невыспавшийся после ночного дежурства, доложил Килси:
- Ночью телефон буквально обрывали, господин профессор. В Центре космических исследований готовят ракету-зонд с пилотом, если Икс войдет в земную орбиту. Только вчера они, наконец, поверили, что это космический корабль, но пока запретили что-либо сообщать газетчикам.
- Хорошо, Холлитс, подождем, пока это дело выяснится. Пускай Иенсен займется наблюдением, а ты иди спать.
Холлитс отказался.
- Нет, господин профессор, я останусь здесь.
Иенсен ворвался с "Морнингс Телеграф" в руке.
- Вы только взгляните, что делается! - закричал он и показал газету. На первой странице крупным шрифтом был напечатан заголовок статьи: "Паника на Атлантическом побережье".
С побережья корреспонденты сообщали, что в течение нескольких часов в полицию и к докторам приходили люди, которые уверяли, что неожиданно видят странные вещи. После тщательных расследований, проведенных властями, оказалось, что в одно и то же время многие люди вдруг узнали о существовании какой-то цивилизации на очень высоком уровне. Не понимают, но помнят обрывки информации о каких-то машинах, устройствах и знают удивительные математические формулы. К сожалению, сведения эти так неорганизованы, так плохо переданы, что до сих пор не удалось выяснить сущность явления. Часть врачей допускает, что вследствие вчерашней впечатляющей телевизионной программы, построенной на сплетнях прессы на тему о трудах профессора Килси в связи с попытками установления контакта с космическими братьями, многие слушатели подверглись слишком сильному эмоциональному воздействию. Однако ходят слухи, что люди, не смотревшие эту программу, тоже испытывают подобные галлюцинации. Небольшая группа писателей-фантастов упорствует в утверждении, что галлюцинации не имеют ничего общего с телевизионной передачей и что странный объект, замеченный профессором Килси, - это космический корабль и что, таким образом, были проведены пробы найти общий язык с нами.
Когда Килси прочитал статью, Иенсен спросил:
- А каково ваше мнение, профессор?
- Думаю, что попытка объясниться с нами должна выглядеть не так. Пока ничего не понимаю.
Иенсен взглянул в анализатор и воскликнул:
- Икс разделился на два! Один из них как будто маневрирует. Пожалуй, они выходят на очень далекую земную орбиту.
- Проверь все еще раз, Иенсен, и не прерывай наблюдения, - кинул Килси. - Это, вероятно, космические корабли. Ага, - добавил он, - совершенно забыл: Холлитс, сейчас же выключи подачу наших сигналов на главную антенну.
Холлитс подбежал к устройству, управляющему антенной, чтобы отключить ее от передатчика.
Десять минут спустя в лабораторию вошли два представителя Центра космических исследований. Один из них попросил Килси уделить им несколько минут для разговора. Килси пригласил обоих в свой кабинет, находящийся рядом. Они вышли, затворив за собой дверь, и в лаборатории остались Иенсен и Холлитс.


Альф выполнил уже почти полный поворот, когда снова включился сигнал тревоги. Анализатор доложил, что в результате постоянных сигналов с планеты информатор начинает разгружаться. Секунду позже он донес, что сигналы прекратились, но было уже поздно. Напряжение информационного поля, созданного информатором, начинает возрастать. Теперь в течение нескольких оборотов планеты вокруг центрального светила информатор будет автоматически передавать всю информацию в направлении планеты. Нельзя было терять ни секунды.
Альф нажал кнопку выпуска энтропийной бомбы, но не почувствовал никакого сотрясения, столь характерного при выпуске снаряда. Включился аварийный зуммер пусковой установки. Как сквозь вату, он услышал бесстрастный голос анализатора: "Автоматический прицел нарушен информатором".
Альф заставил себя успокоиться. Оставалось либо отказаться от намерения уничтожить информатор, либо применить ручную наводку. Об этом последнем в школе пилотов говорилось меньше всего.
Альф во всех своих полетах выполнял задания до конца. Он всегда знал, что сделает, и был уверен, что его решение единственно правильное. Он выключил прицельную установку, перешел на ручное управление. Начал направлять нос лайнера на информатор. Думал очень быстро и точно. Теперь он был абсолютно спокоен. Послал команду палубному управлению приготовить доклад о выполнении задания полета вместе с полным текстом своих мыслей и выслать его за пять секунд перед моментом столкновения с информатором. Только он не был уверен, какой груз энтропийных бомб приготовили на базе. "Предвидели ли они все варианты выполнения задания? Или запаса энтропийных бомб хватит только на уничтожение информационного груза?"
До информатора осталось несколько сот метров. Щелкнул клапан трансляционного шлюза, зажглась и погасла красная лампочка с надписью: "Депеша на базу".
"Это уже сделано. Получат полную информацию. Дозорные базы обнаружат стремительное затухание информации, заключенной в информаторе, в виде нарушения структуры поля. Мысли, излученные уже после высылки депеши, дойдут очень искаженными, но дополнят картину. Будут знать, каким образом выполнено задание", - подумал Альф.
За три секунды до сближения с информатором анализатор донес, что с третьей планеты стартует ракета на химическом горючем. Альф подумал: "Жаль, что параграф второй такой суровый. Я хотел бы увидеть невольных виновников своего полета. Вероятно, они вскоре войдут в группу А-два. Следующий пилот полетит в этот уголок Галактики уже, наверное, с ознакомительной целью..."
Он почувствовал удар - лайнер столкнулся с информатором. Это уже конец миссии. В памяти всплыло дорогое лицо. Вспомнил Бритт перед ее отправлением в последний полет. В это самое мгновение он нажал рычаг: "Сброс энтропийной бомбы". Вспышка не была сильной. Большая часть энергии выделилась в виде корпускулярного излучения.
Мгновение позже дозорные базы узнали о нарушении структуры информационного поля, вызванном уничтожением информатора.


Когда Килси и гости вошли в лабораторию, Иенсен, бледный и взволнованный, доложил:
- Эти два объекта столкнулись двадцать минут тому назад, и с этого момента мы уже ничего не понимаем. Икс начал вести себя как маленький, слабо отражающий свет радиоактивный метеор. Никакого движения, изменения орбиты, никаких радиосигналов.
Килси и гости молча выслушали его. Потом один из прибывших сказал:
- Именно сейчас, минуту тому назад, мы получили радиограмму от пилота с ракеты-зонда. Выйдя на орбиту, он заснял объект, что позволило сделать первые выводы. Последующий спектральный анализ этих снимков показал, что это действительно обыкновенный метеорит с большим содержанием железа, какие во множестве встречаются в космосе в окрестностях Земли. Вероятно, что мы так к этому вопросу и отнесемся. Прежде всего мы должны считаться с фактами.
Килси утвердительно кивнул головой, а гость еще добавил:
- Думаю, вас не удивит известие, что на метеорите были обнаружены также простейшие органические соединения. В конце концов это случалось уже несколько раз. Мы еще не знаем, каково происхождение органических соединений на метеоритах.
Когда представители Центра космических исследований покинули лабораторию, Холлитс и Иенсен обратились к Килси:
- Что вы на самом деле обо всем этом думаете, профессор? Что же это было за тело со сверхсветовой скоростью?
- А как объяснить маневр и соединение двух объектов?
Килси задумчиво и тихо ответил:
- Думаю, что разумнее всего считаться с фактами. Сообщение будет таким, как мы говорили... Хотя многих вещей я не понимаю, - добавил он. - Если вы придете сегодня ко мне домой на чашку кофе, скажу вам, что я на самом деле обо всем этом думаю. Но это уже мое абсолютно частное мнение. Кажется мне, однако, что уже теперь мы должны почтить КОГО-ТО, с КЕМ не смогли встретиться и КТО пожертвовал для нас жизнью...


Сообщение Адмиралтейства было сжатым и кратким: "Несмотря на некоторые недочеты, которые мы выясним в будущем, цель последнего полета дальнего действия выполнена, пилот Альф погиб при выполнении задания во имя добра к разумным существам, находящимся на низшем этапе развития. Совет постановил вписать его имя в большую книгу полетов. Как всегда, на мемориальной площади будет сооружен памятник пилоту".
Несколько дней спустя на площади Памяти встал еще один высокий обелиск с кометой на вершине. Улыбающееся лицо Альфа смотрело на Бритт в космическом комбинезоне, увековеченную в камне. Снова они были вместе и теперь уже навсегда.
Рышард Савва. Дальний полет


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация